Александр Моисеевич Вейн

Некролог. Опубликован в журнале «Лечение нервных болезней» в 2003 году. Автор : чл.-корр. РАМН, проф. В. А. Карлов


Александр Моисеевич Вейн! Больно и горько думать, что его уже нет рядом с нами! Еще совсем недавно мы радовались его замечательному Юбилею и желали ему всего, что только можно пожелать такому замечательному и творческому человеку, как он. Да, мы знали, что он серьезно болен и, наверное, надеялись на чудо, но увы, не оправдались наши надежды. И вот его уже нет. Осталась боль и его гигантское наследие.

Его уход — большое горе не только для его семьи, но и для всех нас — его друзей, его сотрудников, его учеников, его поклонников. Но, может быть, самую большую потерю понесла неврология. Мы говорили Александру Моисеевичу немало теплых искренних слов, но не все принято говорить при жизни. Теперь не только можно подтвердить, что он был большим Ученым, большим Неврологом, большим Человеком, но и сказать, что он был титаном. Из трех неврологических ипостасей он по существу объединил две — клиническую неврологию и нейрофизиологию. Сущность этого единения в том, что нейрофизиология была использована им в клинической практике не только с прикладной целью — для уточнения топики и характера поражения, но и вполне самостоятельно — для изучения функциональной организации нервной системы — функциональная неврология. Это в свою очередь позволило ему создать принципиально новое направление уже далеко за пределами неврологии — в клинической медицине в целом, а именно, медицину сна.

В нравственной сфере он в полной мере располагал основополагающим качеством — порядочностью. И в прежние времена массовых репрессий, проводившихся под разными предлогами, в том числе «борьбы с космополитизмом», а по существу многолетней антисемитской кампании, и в «новое» время массового разрушения практически всех нравственных категорий это трудное качество порядочности являлось для окружающих Александра Моисеевича и прежде всего его коллег и учеников высоким нравственным эталоном, на который надо было равняться; и многим, я полагаю, это позволило выстоять.

С уходом таких лидеров неврологии, как Александр Моисеевич Вейн, становится все более очевидным, что уходит поколение, для которого главным смыслом жизни было служение науке, и для которого наука всегда была целью, но никогда — средством для достижения других целей.

Меня связывала с Александром Моисеевичем многолетняя дружба. Познакомились мы в 1955 году, когда я был на цикле по неврологии в тогдашнем ЦИУВ, а Александр Моисеевич был ординатором и приходил к нам в группу, и мы как-то заинтересовались друг другом. В последующем наше сближение продолжалось и, наконец, мы стали дружить то, что называется, домами. Конечно, из-за крайней занятости это было редко. Но, зато, достаточно регулярными были встречи на конференциях, съездах, конгрессах, не говоря уже об Ученом совете, которым он так замечательно руководил. Мы говорили обо всем, хотя, понятно, больше всего на профессиональные темы. Александр Моисеевич был замечательным собеседником. Поражала его огромная эрудиция, он сам по себе был целым пластом культуры, и на темы литературы, в особенности поэзии, он мог говорить вполне профессионально, хотя он так же прекрасно ориентировался в живописи и в музыке!

На моем Юбилее в моем родном городе Орле Александр Моисеевич пошутил, сказав, что он становится моим биографом, поскольку он выступал и на других, связанных со мной, событиях. Но, в конечном счете, судьба распорядилась иначе. И в журнале, который он создал, и в котором совсем недавно мы поздравляли его с 75-летием, мне приходится теперь уже писать, что он был. Это — горькие слова, но, не говоря уже о его учениках, всем нам, кто его близко знал, он оставил часть своего неуемного темперамента, часть своего любящего сердца, часть своей удивительной души. И потому он продолжает жить в нас и через нас!

 

 

Скачайте официальные приложения мероприятия, чтобы:

  • Получать полную информацию о мероприятии.
  • Следить за обновлением расписания в режиме реального времени.
  • Составлять собственное расписание из понравившихся выступлений.
  • Оценивать выступления и задавать вопросы спикерам.
      

 

 

Уважаемые коллеги, просим обратить внимание, что сертификаты НМО выдаются только в случае, если Вы прослушали не менее шести академических часов в день на площадке конгресса;
Выдача сертификата НМО производится только при предъявления документа, удостоверяющего личность.