Семь лекций на Россолимо. Предисловие

Предисловие к книге А.М. Вейна "Семь лекций на Россолимо". Автор предисловия — Андрей Данилов.


Эти лекции были прочитаны Александром Моисеевичем Вейном в 1994 году в Москве, в Клинике нервных болезней имени Кожевникова, расположенной на улице Россолимо. Небольшая тихая улица в районе Большой Пироговки была названа в честь известного русского невролога Григория Ивановича Россолимо. В знаменитой неврологической клинике, расположенной на этой улице, Вейн проработал более 40 лет. Здесь он руководил большой научной Лабораторией патологии вегетативной нервной системы, а с 1990 года стал заведовать кафедрой нервных болезней Факультета последипломного профессионального обучения Московской Медицинской академии им. И. М. Сеченова. В 2003 году, будучи тяжело больным, он провел в этой клинике свои последние дни.

Александр Моисеевич Вейн родился в 1928 году в семье медиков. Отец, профессор-дерматовенеролог, после окончания Юрьевского (Тартусского) университета прошел всю первую мировую войну. Работала врачом и мать. Стала неврологом их дочь Алла. A. M. Вейн окончил 2-й Московский медицинский институт, работал в Вологде, затем весь его практический и научный рост был связан с 1-м Московским мединститутом, в частности, с «клиникой на Россолимо». Он — автор 40 монографий, подготовил более 160 кандидатов наук и 50 докторов наук. Своим непосредственным учителем считал академика Николая Ивановича Гращенко.

А.М. Вейн в детстве


На 11-й сессии Общего собрания РАМН в 2002 году Вейн был избран действительным членом (академиком) по специальности «неврология».

В 1994 году Александру Моисеевичу было 66 лет. На кафедре начался очередной учебный цикл для врачей «Актуальные вопросы неврологии». Шеф, как мы его между собой называли, был в отличной форме и великолепно читал лекции. У него были свои «фирменные» темы, которые он особенно любил. Возникла мысль записать эти лекции на видео. Но я стеснялся и не был уверен, что шефу эта идея понравится. Однажды все-таки решился подойти к нему и попросить разрешения на видеосъемку. К моему удивлению, он обрадовался и согласился. Мы выбрали семь из его «фирменных лекций» (A. M. любил число семь), расшифровали их, и таким образом родилась эта книга.

Лекции Александра Моисеевича Вейна — это кульминация его знаний и эрудиции. Как-то А. М. признался, что если бы он не стал врачом, то обязательно пошел бы преподавать русскую литературу в старших классах. Его талант преподавателя, учителя, рассказчика был совершенно очевиден. Никаких длинных, занудных, «умных» рассуждений. Напротив, всегда кратко, ясно, доходчиво и в то же время образно и ярко.

Каждая лекция была настоящим «шоу», зрелищем, спектаклем. Энтузиазм, азарт, эмоциональность, юмор, потрясающая эрудиция — без этого не было ни одной из них. Истинно профессорская внешность, прекрасный русский язык, актерские качества превращали эти лекции в художественно-драматические выступления. Несмотря на определенную конструкцию, которую Александр Моисеевич заранее выстраивал, готовясь к каждому выступлению, его, как принято говорить, часто «заносило» или уводило в сторону. Однако эти отступления были искусным и элегантным украшением его удивительных лекций.

Вейн каждый раз прекрасно понимал, кому он читает. Для этого не требовалось времени. Он интуитивно чувствовал аудиторию, мгновенно ориентировался в ней. Мне кажется, А. М. менее всего заботился о внешнем впечатлении, которое он, известный профессор, производил на слушателей. Отчетливо осознавая, что в любой аудитории присутствуют врачи с разным уровнем подготовки, ему важно было любыми способами и примерами, иногда буквально на пальцах, донести до каждого самую суть, самое главное. При этом он всегда оставался тактичным и доброжелательным, никогда не позволяя себе высокомерия или менторского тона.

Каждому лектору присуши свой образ и стиль, своя манера чтения. Александр Моисеевич всегда одевался модно (элегантный костюм, красивые сорочка и галстук), носил выглаженный белоснежный халат (непременно застегнутый на все пуговицы), в руках — небольшой листок бумаги с тезисами лекции. Любил, чтобы всегда был стакан воды, хотя пил очень мало, в основном в конце выступления. Никогда не начинал разговор сразу по теме, Как правило, несколько минут уходило на рабочие вопросы, интересовался, не трудно ли курсантам дается учеба, как написали очередной тест, шутил. Всегда был мягок, улыбчив, доброжелателен. Однако его очень раздражали опоздавшие. Тут лицо мгновенно краснело, становилось недовольным, и он мог сделать резкое замечание, но не больше. Не очень любил вопросы по ходу лекции, охотнее отвечал на них после ее окончания. Хотя, как правило, слушатели в конце выступления были под таким сильным впечатлением, что крайне редко задавали вопросы.

Порой по ходу лекции Александр Моисеевич вступал в диалог со слушателями, задавая им вопросы и чаще всего сам на них отвечая. Он обожал рисовать на доске и говорил, что это лучше всяких слайдов и готовых картинок, так как при рисовании мысль точно следует за рукой, за рисунком и ее легче запомнить. Он не любил делать перерывы и предпочитал непрерывное чтение по 1,5-2 часа. После лекции в глазах его можно было прочесть и усталость, и огромное удовлетворение. Таков был его стиль — отдача на все сто процентов.

Александр Моисеевич стремился не только учить своих слушателей неврологии, но и в большой степени старался заставить их самостоятельно думать, размышлять, поднимать интересные проблемы, проявлять любознательность. Он часто сравнивал неврологию с женщиной и говорил, что мы должны ее любить. Те, кто впервые слушали Вейна, как правило испытывали сильное потрясение. Каждая лекция становилась научным событием, в ней была интрига, вопросы и ответы, пересечение гипотез и теорий из разных исторических эпох. Это и истории болезней, и истории выдающихся личностей, и непременный поиск истины, и взгляд в будущее… И все было выстроено на фундаменте высокой культуры, эрудиции, интеллигентности, ума и доброты. Вейн любил повторять слова Плутарха о том, что ученик — это не сосуд, который надо наполнить, а факел, который надо зажечь. И он мастерски владел этим искусством. Его пристрастия — литературные, художественные, музыкальные — четко прослеживались в его выступлениях. Толстой, Пастернак, Леонардо да Винчи, Моцарт, Шуберт — он часто к ним обращался, так же, как и к другим своим кумирам. Александр Моисеевич не скрывал и своих политических убеждений, смело говорил о них. Разумеется, он был сторонником демократических реформ и остро переживал их негативные моменты. Мог спросить после лекции: а вы за кого будете голосовать? Если в зале оказывались «противники», то удивлялся и искренне расстраивался. Всегда ходил на выборы и относился к этому абсолютно серьезно.

Характерен и взгляд А. М. Вейна на освещаемую проблему: непременно с позиций прошлого, настоящего и будущего. Он любил цитировать Байрона и говорил, что без прошлого нет будущего. С одной стороны, в каждой лекции он отдавал дань истории изучения обсуждаемых вопросов, рассказывая об исторических фактах и событиях, вспоминая нюансы биографий интересных людей. С другой стороны, удивительная осведомленность о текущих научных исследованиях в мире. Его научная прозорливость поистине поразительна. Разработанные им много лет назад методологические научные подходы и направления, такие, как медицина сна, неврология неспецифических систем мозга, функциональная неврология, роль в развитии болезней психического фактора, латерализации, гендера и др., только сегодня начинают привлекать к себе самое серьезное внимание. Практически в каждой лекции можно проследить обсуждение этих вопросов.

Лектор — это актер. Лекция — это театр одного актера, от которого зависит все. Вейн создал свой уникальный «лекционный театр», где он был драматургом, режиссером и исполнителем главной роли. Но он создал и «коллектив театра». Подготовив на кафедре 10 профессоров, он постоянно требовал совершенствования лекций от каждого из нас. Любил на них присутствовать. Для меня это, конечно, каждый раз был шок, испытание. Затем следовал «разбор полета»: сначала похвала, тактически всегда сознательно завышенная, а затем критические замечания в удивительно доброжелательной, но всегда убедительной форме.

Теперь его с нами нет, но остался его «театр». Надеюсь, что он будет жить и дальше, продолжая традиции талантливого педагога и великого ученого Александра Моисеевича Вейна.

Хочу выразить благодарность всем, кто участвовал в подготовке этой книги: Наталии Сергеевне Константиновой, Алексею Викторовичу Гришину, Галине Юрьевне Варданидзе, Виктории Анатольевне Сафоновой, Борису Александровичу Тарасову, Михаилу Викторовичу Агальцову.

Издание этой книги стало возможным благодаря спонсорской поддержке компаний с которыми Александр Моисеевич долго и плодотворно сотрудничал: «Берингер Ингельхайм Фарма Гмбх», «Верваг Фарма», «Гедеон Рихтер  А. О.», «Лаборатории Сервье», «Новартис», «Пфайзер Интернэшнл ЭлЭлСи», «ЭГИС».

Андрей Данилов
Москва, Нейромедиа, 2004 год

 

 

Скачайте официальные приложения мероприятия, чтобы:

  • Получать полную информацию о мероприятии.
  • Следить за обновлением расписания в режиме реального времени.
  • Составлять собственное расписание из понравившихся выступлений.
  • Оценивать выступления и задавать вопросы спикерам.
      

 

 

Уважаемые коллеги, просим обратить внимание, что сертификаты НМО выдаются только в случае, если Вы прослушали не менее шести академических часов в день на площадке конгресса;
Выдача сертификата НМО производится только при предъявления документа, удостоверяющего личность.